Category: литература

О!

На мотив известной песни

Я календарь переверну, и снова третье сентября.
Потом опять переверну... и снова третье сентября.
Но почему? Ужель всё зря?
Настань, четвёртое, скорей!
Как много третьих сентябрей
в календарях...
О!

В СВЯЗИ С НЕВОЗМОЖНОЙ ПОГОДОЙ ВСПОМНИЛОСЬ ИЗ СТАРОГО...

Нервный смех:
В моём городе вновь первый снег.
Первый снег... так нежданно и будто во сне.
Вот и всё - снег сильней дождя.
Вот и всё, и снежинки летят
В брюки мне, в брюки мне.
***
На траву легла роса густая,
Полегли туманы широки.
В эту ночь решили самураи
Перейти границу. - Дураки!
***
Когда на сердце тяжесть
И холодно в груди,
Ты к Эрмитажу даже
Вапще не подходи!


С вами был непризванный (никуда) поэт Агний Впальто.
Бди!

ПРИНЯЛ ПОСИЛЬНОЕ УЧАСТИЕ В ДЕЛЕ ОХРАНЕНИЯ НЕЗЫБЛЕМОСТИ ОСНОВ

Очередные новости духовности:
http://smirnoff-98.livejournal.com/136723.html
Правильная инициатива. Не смог остаться в стороне.
В комментариях там - трэш и угар, посему свою личную писанину переношу сюда:

У заморской кассы
Вьются либерасты,
Алчны и греховны,
Скрепы бездуховны!

***
На завалинке сидела
Ровно, не сутулилась,
Непотребствие узрела -
Сразу обмизулилась.

***
Нынче время непростое:
На молитву ходим строем.
Разрешите вас поздравить
С укреплением устоев!


Если что, простите. Ничьих религиозных чувств задеть не хотел. Сам верующий.
Здесь - о другом.
Раздумье

"ПЕССИМИСТ" - ОЧЕНЬ СОВРЕМЕННЫЙ СТИХ


Оригинал взят у poetry_six в ПЕССИМИСТ



379357_367754343322464_1457344240_n


Делать нечего, кроме работы.
Кроме пищи, нечего есть.
Чтоб надеть, одна лишь одежда.
Кроме стульев, не на что сесть.
Нечем дышать - только воздух,
А надолго ли его хватит?
Даже выспаться не на чем,
Кроме, увы, кровати.
И совсем ничего уж нет
Чтоб причесывать, кроме волос.
Кроме песен, нечего петь.
Нечем плакать, кроме слез.
Хоронить одних лишь покойников,
Рожать одних лишь детей,
Ну может ли так человек прожить
Хотя бы несколько дней?


Перевод с английского Г.Вакар

Чудесный сатирик позапрошлого столетия и баловень литературных клубов Чикаго Бенджамин Франклин Кинг Младший. Для друзей и читателей – просто Бен Кинг, законченный неудачник с житейской точки зрения. В детстве подавал надежды как пианист, но потом стал чем-то вроде Ильфа с Петровым. Вот с утра проснешься, и задумаешься о том, что «нечем плакать кроме слез». И действительно – ну разве можно жить в таких условиях?:)
Урраа!

20 ЛЕТ НАЗАД МЫ ОТКРЫЛИ ДЛЯ СЕБЯ ГУРЗУФ

Дремотный этот юг попробуй разлюби,
Его морскую даль и складчатые выси.
Какая тишина! Спят ночью воробьи
У нас - не знаю где, на юге - в кипарисе.

Рай - это всё же юг. Не тропики, но край,
Похожий на Гурзуф, наверное, в июле,
Где галька шелестит, где сдали нам сарай
И чёрный кипарис в бессменном карауле...

(Александр Кушнер)


...Поразительная точность деталей. И галька, и сарай, и кипарис - всё было.
Фотографий только ночных нет. Нечем было в те годы их сделать.
Поэтому когда-то давно сделал руками, уже в Москве. 
А перебирал тут бумаги - и нашёл.
Детский, конечно, рисунок получился, но уж как смог.




О!

ВОЛХОНКА И ОКРЕСТНОСТИ, 20.05.2012

Отправились мы тут на бесплатную экскурсионную акцию под эгидой Архнадзора:
"Волхонка - улица музеев".

Не пожалели.
Кстати, цифровая индикация на переходе реального количества экскурсантов не отражает.
Их было больше.


Collapse )
О!

РОЖДЕСТВЕНСКИЙ РОМАНС


По-моему, замечательно:



Плывет в тоске необъяснимой
среди кирпичного надсада
ночной кораблик негасимый
из Александровского сада,
ночной фонарик нелюдимый,
на розу желтую похожий,
над головой своих любимых,
у ног прохожих.

Плывет в тоске необъяснимой
пчелиный ход сомнамбул, пьяниц.
В ночной столице фотоснимок
печально сделал иностранец,
и выезжает на Ордынку
такси с больными седоками,
и мертвецы стоят в обнимку
с особняками.

Плывет в тоске необъяснимой
певец печальный по столице,
стоит у лавки керосинной
печальный дворник круглолицый,
спешит по улице невзрачной
любовник старый и красивый.
Полночный поезд новобрачный
плывет в тоске необъяснимой.

Плывет во мгле замоскворецкой,
плывет в несчастие случайный,
блуждает выговор еврейский
на желтой лестнице печальной,
и от любви до невеселья
под Новый год, под воскресенье,
плывет красотка записная,
своей тоски не обьясняя.

Плывет в глазах холодный вечер,
дрожат снежинки на вагоне,
морозный ветер, бледный ветер
обтянет красные ладони,
и льется мед огней вечерних
и пахнет сладкою халвою,
ночной пирог несет сочельник
над головою.

Твой Новый год по темно-синей
волне средь моря городского
плывет в тоске необъяснимой,
как будто жизнь начнется снова,
как будто будет свет и слава,
удачный день и вдоволь хлеба,
как будто жизнь качнется вправо,
качнувшись влево.



Пожалуй, самое известное стихотворение Бродского, 1961 года.

Из-за того, что музыкальную версию стихотворения (от группы "Мегаполис")
довелось услышать намного раньше, чем прочесть в книге,
стихотворение это без мелодии для меня не существует.
Плохо это или хорошо - даже не знаю...


Собственно, песня на стихи: