Category: транспорт

О!

ПОД БОЧКОМ У ЮНОЙ ДАМЫ

И не говорите мне, что на этом снимке никакой дамы нет.

Есть. Левее и выше фонтана. Сильно выше. Уже 4 158 метров, а ведь, если верить немецкому названию (Юнг Фрау), ещё совсем девчонка...
Место: Швейцарские Альпы, кантон Берн, посёлок горского типа Венген.
Время: апрель текущего года.

Collapse )
Я

МОЯ МОСКВА ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ 80-х

Начало конца целой эпохи... Но откуда было знать об этом мне - юнцу, который просто любил поболтаться по той Москве. По городу, которым в то время как раз начинал активно пользоваться. Поэтому дальше речь о тех местах или явлениях, которые помню сам.

Первое. Агитация и пропаганда.
Ну а как же!

Ленинизму ещё некоторое время предстояло побыть нашим знаменем.


1986, фото из журнала "Наглядная агитация".

Collapse )
Фотографии - сайта http://oldmos.ru
Я

МОСКВА, ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА 1930-х


Своеобразное было время. Это своеобразие отразилось на тогдашней Москве, на её улицах и площадях, вот каким образом.
Ещё не подвергшиеся масштабной реконструкции, они сохраняли прежние очертания, на них стояли старорежимные здания и закрытые, но пока не снесённые храмы. Пешеходы доминировали, у
личное пространство было наполнено мелкими, кустарно-кооперативно-розничными деталями, на фасадах - разнобой вывесок. Но всё же в этих берегах уже плескалась совсем другая жизнь. Общественный транспорт, киноафиши, наглядная агитация, лозунги, лозунги...
Уже не НЭП с его лихорадочной полусвободой, но пока и не имперский стиль.
В общем, недвижимость - старая, а вдоль неё движется что-то новое.

Для иллюстрации можно взять Тверскую улицу (в 1932-м она стала улицей Горького, приехавшего с Капри и внешне ещё  вполне живого), а также площади, которые эта улица соединяет. Пройдёмся от Белорусско-Балтийского (тогда) вокзала до Охотного Ряда.


Collapse )
О!

МОЯ МОСКВА 1970-х

Москва, какой я её начал помнить...
Речь пойдёт именно о тех местах, где часто бывал.
Все фото, кроме первого - с сайта www.oldmos.ru. Если авторы известны - указываю.

1. Собственной персоной в родном дворе, возле дедушкиной, незадолго до того купленной, машины.

Машин на весь двор было две-три.


Collapse )
Вот вам...

НАВЕЯНО ФЕВРАЛЁМ, КОТОРЫЙ ДАЖЕ И ВОРОБЬЯМ УЖЕ, КАЖЕТСЯ, НАДОЕЛ. ТЕПЛА БЫ...

Что-то давно уже мне ни разу не было двенадцати лет.
А иногда хочется, чтоб было.
Хочется ехать в лагерь, к морю.
Чтобы за окном стемнело.
Это когда поезд болтается на стрелках где-то между Лозовой и Павлоградом.
Когда угомонились все. И спит уже давно девица, с которой так увлекательно полдня прокадрились. И вообще весь вагон спит.
Несётся мимо чёрная лесополоса, прерываясь изредка освещёнными платформами и переездами. Пробегает тогда косой свет по стенам плацкартных закутков. Едут холмы, едут огоньки (отдалённые – совсем медленно). Луна никуда не едет – висит.
…Так, это Синельниково. Здесь стоянка - две минуты.
Изредка заворочается во сне пионер или пионерка. Те, которые на верхних полках и ещё новички (ну или просто опасливые) – подвязаны простынями. Простыня скручивается, пропускается через железную ручку в стене и под матрасом, затем завязывается узлом ("-всё, спи"). Которые бывалые – те спят без страховки.
А ты лежишь (в смысле – я лежу) и смотришь, и смотришь за окно. С мыслями.
Школьные заботы уж месяц как из головы вон, а других забот, в общем-то, по возрасту не положено. Их и нет. Поэтому мысли все – о ближайшем же будущем. О том, что завтра рано утром поезд проскочит Сиваш, эти лужи, проедет ещё по крымской степи, под конец одолеет коридор из молодых туй – и вот оно, море.
И ничего нет лучше моря, тёплого моря. Когда его видишь редко, меньше месяца в году, оно – праздник.
…Что это? – а, Запорожье. Постукивают по колёсам, чего-то там по звуку проверяют. Кто-то вышел, кто-то сел. Чуть дёрнулись, скрипнули - всё, поехали дальше. Дорожный ветерок ночной Украины…
Короткий сон – и вот, поутру сразу начинает сбываться. Как раз так, как и ожидал.
Счастливое детство?
– То-то! Именно оно.